12+

Общественно-политическая газета Локтевского района «К новым рубежам»

Главная / Статьи / Как подсказывает рабочая совесть
13.07.2018 11:46
  • 5

Категории:

Как подсказывает рабочая совесть

И.Х. Буднецкий.

Ивана Харитоновича Буднецкого уважают все соседи по улице Островского. Говорят: "Наш Харитоныч, – так они его называют по-дружески, – всегда придёт на выручку, руки у него умелые и к любой работе привычные, одним словом, золотые". Позовёт ли соседка воду в огороде провести, Харитоныч не откажет, всё в лучшем виде сделает, только бери да поливай. Покосился ли забор у другой соседки, престарелой бабули, и тут он придёт на помощь – столбики вкопает, ограду поправит. И если, случись, прихворнёт Иван Харитонович, бегут соседи друг за другом проведывать, по телефону названивают: "Как он там? Пускай выздоравливает, без него худо!".

С перфоратором – вперёд!

Иногда присядет старый шахтёр на диван, возьмёт из коробочки орден "Трудовое Красное Знамя". Прохладой ляжет на ладонь кусочек металла. "Пролетарии всех стран, соединяйтесь!" – выделяется на нём надпись. А ведь Иван Буднецкий мог и не стать пролетарием. Остался бы в колхозе им. Неверова, где начинал работать перед армией, сделался передовиком-трактористом... Он ведь и на полевых работах наверняка не числился бы в последних рядах! Глядишь, оказался к заслуженным годам не шахтёрским, а колхозным орденоносцем.

Всё потому, что к труду с малых лет приучен. Его родители (мать – доярка, отец – скотник из села Раздольное) рано умерли, Иван с братишкой воспитывались и росли с мачехой. В общем, на раздольненских полях и сложилась бы трудовая биография парня, если бы не служба. Армия открыла ему глаза на мир, дала техническую специальность. С 1953 по 1956 годы солдат Буднецкий проходил воинскую службу в составе ограниченного контингента советских войск на территории Германии. Их сапёрная часть стояла в Дрездене, Иван был механиком-водителем боевого катера на Эльбе.

Почти десяток лет прошёл с тех пор, как положили конец войне с немецким фашизмом, но настроения ненависти некоторых немцев из местного населения по отношению к русским солдатам ощущались даже в таком центре европейской культуры как Дрезден.

– В увольнительные мы ходили с оружием, перемещаться по городу было опасно. Командиры предупреждали нас о случаях ночных вооружённых нападений на караулы советских воинских частей. Но к концу 1956-го обстановка урегулировалась, стала более мирной. Наши солдаты, в основном деревенские парни, могли свободно знакомиться с городом, его историческими и культурными до-стопримечательностями, – рассказывает наш собеседник. Память о пребывании в историческом месте Западной Европы осталась у него на всю жизнь.

Демобилизовавшись, ефрейтор Буднецкий вернулся в родное Раздольное. Однако на колхозную работу не пошёл – устроился наладчиком на кирпичный завод в Успенке. Рабочие завода выпускали для строительства посёлка горняков кирпич из красной глины местного месторождения. У Ивана Харитоновича сохранилась похвальная грамота, которой его отметили за производственные показатели "как добросовестного молодого рабочего кирзавода". Узнав о наборе в Успенскую геолого-разведочную партию, Буднецкий решил попытать счастья в новом виде деятельности и вскоре перешёл младшим рабочим на буровую вышку, также в окрестностях Раздольного.

В 1957 году Иван женился. В молодой семье появился первенец, Николай, затем родился ещё один сын, Анатолий. Чтобы обеспечивать увеличивающуюся семью, её глава – на тот момент уже помощник бурового мастера – решил перейти на подземную работу в Алтайское шахтостроительное управление (АШСУ).

– Сперва был откатчиком, вагоны с породой откатывал в шахте, а потом перевели меня на проходку. Азам проходческой работы обучал наставник Михаил Кожевятов. Привёл на руддвор, показал на перфоратор: "Видишь машину? Бери, и вперёд!", – вспоминает Иван Харитонович. – Как бурить, как проходить канавки, как делать оборку кровли – всему этому обучал меня шеф-наставник.

К бате, в шахту

Сначала И.Х. Буднецкий работал в бригаде на проходке тоннеля от Золотушки до Новозолотушки, а в 1970 году перешёл в Жезкентский шахтопроходческий участок (ЖШПУ). Это сейчас между Горняком и Жезкентом – государственная граница, а во время вскрытия Орловского месторождения дирекция этого рудника входила в состав нашего Золотушинского рудоуправления.

Так и вышло, что Иван Буднецкий, в составе бригады шахтостроителей, стал участником строительства "зарубежного" рудника. Впрочем, и зарождение самого города Жезкента происходило на глазах нашего земляка: помнит он, как в голой степи появлялись первые улицы многоэтажных домов. По стопам отца-горняка пошёл и старший из сыновей. Отслужив в морфлоте, Николай вернулся на малую родину.

– Пойду к бате в шахту, – не раздумывая, решил он. Отец не возражал против такого поступка сына, а в бригаде парня определили в ученики именно "к бате".

– Мне приходилось обучать проходческому делу многих молодых ребят, – улыбается Иван Харитонович. – Придёт такой после армии, шахту в глаза не видел, а хочет работать под землёй. Вот начальник участка и ведёт его к тому, кто поопытнее, чтобы шеф-наставник передал навыки и знания. Старые рабочие становились наставниками молодых. "Харитоныч, возьми парня под крыло, подучи его", – просит начальник участка. Как отказать? Бригаде нужна молодая смена горнорабочих, так и растили её шефством-наставничеством. А сын Николай, поработав в нашей бригаде, набрался опыта и перешёл в другую. Теперь уж он тоже на пенсии.

Герой нашего рассказа и на заслуженном отдыхе – неутомимый труженик. Хотя теперь, как он говорит, жизнь идёт пенсионерская: на смену спешить не надо, все дела – в огороде. То грядку клубники обработать, то картошку окучить, то созревшую вишню собрать. А по молодости любил он с сыновьями выехать на охоту, на рыбалку.

Привезут, бывало, дичи: "Готовь, мать, большую кастрюлю, будем зайчатину тушить с картошкой". Колесил "Жигулёнок" Буднецких то в сторону Гилёвского водохранилища, то Новенского озера, а то и Золотушинской плотины. В последнее же время увлёкся старый шахтёр выпиливанием по дереву. В летней кухне оборудовал себе рабочее место и, как придёт вдохновение, из сосны такие узоры режет – ахнешь! Этой ажурной резьбой Харитоныч свой дом украшает.

И яркий орден на груди!

Как-то летом 1981-го в доме Буднецких гудело веселье. Обмывали орден Ивана Харитоновича. Собралась вся его бригада подземных горнорабочих. Герой торжества приколол к лацкану пиджака награду: пусть все видят, как алеет на ней красное знамя с надписью "СССР", золотятся серп и молот. Перед бригадой ему смущаться нечего: знают ребята-проходчики, что Харитоныч трудится на совесть и поэтому правительственная награда у него заслуженная.

Пока гости угощались за столом, накрытым хозяйкой Марией Ивановной, плясали под гармошку и пели частушки, Ивану Харитоновичу вспоминалось, как накануне пригласили его в красный уголок и представитель Казцветмета из Алма-Аты вручил ему "Трудовое Красное Знамя", а корреспондент всё щёлкал фотоаппаратом, снимая это событие.

Путь к ордену, долгий и нелёгкий, пробивал горняк отбойным молотком в подземных лабиринтах. Теперь ветеран редко куда выходит с наградой. Лежит его "Красное Знамя" на синей ленточке в шкафу, где хранятся все другие награды, почётные грамоты. Везде, где работал Иван Харитонович, ему их вручали. Спросите, за что? За то, что относился к делу, как подсказывала его рабочая совесть.

– А сколько премий и подарков муж получал от руководства! – присоединяется к разговору супруга. – Не было таких праздников, чтобы его не премировали то хрустальной вазой, то столовым набором, то чайным сервизом, то ковром. Сейчас дедушка всё это внукам раздарил. Ценили на шахте рабочие руки таких честных тружеников, как мой муж. Путёвки в санатории выделяли. Да только он не ездил на курорты. Мы с ним держали большое хозяйство: коров, поросят, кур – куда от него уедешь? И не любитель он отдыхать-то.

По всему видно, что в доме Иван Харитонович – хозяин отменный. Сам и дом поднимал-строил, а жена в строительстве была ему помощницей. Позже и своим сыновьям да родственникам помогал дома возводить. Откуда, казалось бы, у него такая строительная смекалка? Объясняет так: "Жизнь да совесть подсказывают, как и что делать".

Он и в шахту по этой "подсказке" пошёл: семья растёт, двое сыновей родилось, значит, зарплата нужна побольше. Вот и спустился он на подземную работу: два десятка лет провёл с перфоратором в руках. Теперь нет-нет, да ноют руки – вибрационная болезнь сказывается. Но, несмотря на это, 84-летний ветеран и ягодные кустарники обрабатывает, и картофель пропалывает, и грядки поливает. И в огороде, и во дворе у Буднецких всегда полный порядок. Наверное, потому есть время и соседям помочь, да не наспех, а добротно – опять-таки, как подсказывает рабочая совесть.

Автор: Т. РЕЙЗВИХ.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

Объявления

Реклама

Праздники России
Вверх